?

Log in

No account? Create an account
Shtaufenberg

Эрика Штауфенберг

Militärische Bedeutende Notizbuch

Previous Entry Share Next Entry
Письма с фронта.
Меч Крест Каска
eshtaufenberg
  Последние дни немецких солдат в Сталинграде были пронизаны ужасом и голодом. Они прекрасно понимали, что многие из них живыми из города не выберутся. Сообщить родным об этом они не могли: начальство внимательно следило за тем, чтобы послания не были доставлены адресатам. И всё же некоторые из них находили способ передать письма. Что же писали фашисты перед разгромом под Сталинградом, который произошёл 2 февраля 1943 года?
.

.

 "Дорогие мои родители, если возможно, пришлите мне еду. Я это пишу так нехотя, но голод велик. Мы, оставшиеся в живых, едва можем ходить. Если это будет продолжаться, мы будем голодать до смерти. Наше настроение упало до нуля, — это письмо одного из солдат немецкой армии."
Без продовольствия
В конце января — начале февраля под Сталинградом был жуткий снегопад. Транспорт, который должен был подвозить боеприпасы и продукты в немецкие части, застревал, а многочисленные транспортные самолёты сбивались при подлёте к Сталинграду.
.
.
Случайные письма
Немцы понимали, что официальной почтой пользоваться бесполезно, — письма, где они рассказывают о реальном положении дел, выкинут или сожгут. Одним из методов было договориться с пилотами, которые отправлялись в Германию, взять письмо с собой. Задача крайне рискованная. Шанс, что дойдёт, — один к ста. И всё же это больше, чем ничего.
Цензоры приложили все усилия, чтобы представить всё так, словно фашисты не потеряли боевой дух, словно они не сожалеют о сотнях тысяч погибших по их вине советских граждан, пишет Die Welt.
"У всех нас есть твёрдая надежда, что лидер не покинет нас и, конечно же, знает совет, поскольку он всегда знал, что посоветовать", — это письмо капрала от 2 января 1943 года, которое, как позже стало известно, писалось под диктовку.
.
.
   Нам всё равно придётся удерживать свою позицию любой ценой, если мы добьёмся успеха, наша теперь столь сложная ситуация превращается в великую победу, — письмо датировано 1 января 1943 года.
Немецкая пропаганда пропускала только те сообщения, где говорилось, что фашисты якобы не сломлены духом, что совсем не соответствовало действительности.
" Последние письменные свидетельства Сталинграда — это случайности, гнетущее сочетание воспитания и безнадёжности", — пишет Die Welt.
.

Сталинград, январь 1943 года. "Встреча... Советские офицеры проходят мимо немецких пленных. Второй справа — командующий 62-й армией генерал-лейтенант Василий Чуйков. Фото: © РИА Новости/Георгий Зельма
.
Некоторые решались подписать свои письма. Делали это с опаской, ведь, если послание попадёт не в те руки, пострадать могут родные.
"Мой дорогой отец! От большинства из тех, кто умер здесь, родственники никогда не получат точного сообщения: их считают пропавшими без вести, но они мертвы. Если бы такие новости пришли к вам, тогда вы можете предположить, что я среди тех, кто ранен, пойман, замёрз насмерть или был принесён в жертву для спасения тех, кто голодает. Приветствуйте всех, кто дорог мне", — писал солдат Карл Августин.
О себе многие уже не переживали: они понимали, что возможности выжить нет.
"Пожалуйста, не волнуйтесь после [того,] как прочитаете эти строки. Мы здесь в безнадёжной ситуации. В любой момент мы можем оказаться в руках русских", — писал сержант Отто Киршнер своей жене Лени 19 января 1943 года.
.
.
   В немецком Федеральном архиве можно было найти несколько писем, которые каким-то чудом уцелели. В них немцы вовсе не пытаются представить из себя героев.
Многие письма были прощальными, поэтому цензоры рекомендовали проводить сильный контроль над "предательским" контентом.
"Я приветствую и прощаюсь с вами, дорогие; потому что, когда это письмо дойдёт до вас, моя жизнь уже закончится. Когда эти буквы будут дома, вашего сына больше не будет здесь, я имею в виду, в этом мире. Я буду бороться с гордостью и самообладанием и умру за вас", — одно из немногих писем, которое сохранилось в архивах.
.
.
   Немецкие СМИ сейчас уже не скрывают, что многие солдаты совершили самоубийство незадолго до 2 февраля.
"Возможно, это моё последнее письмо. Мы были окружены в течение 54 дней и сейчас подвергаемся нападениям, чтобы мы не могли защитить себя", — это письмо так и не нашло адресата.
До адресатов не дошли многие письма. Кто-то находил их по чистой случайности, разбирал и не знал, что с ними делать, — не было обратного адреса. Кто-то выкидывал, некоторые сохраняли, а в мирное время несли в архив.
"Нельзя забывать, что наша тонкая линия фронта удерживается только несколькими бойцами, большинство из них — неполным окружением. Сталинград действительно полностью разрушен, но что нам теперь делать?" — писал немецкий солдат.
.
.
   "Скажи моей матери, что я всё ещё здесь. Я хочу надеяться, что я увижу вас, когда вернусь домой. Это моё единственное желание, о котором я каждый день прошу Бога", — написал солдат Хайнц Риссе. Он пропал без вести через десять дней.
" В этой войне нет никакой пользы. Кто бы мог подумать, что это займёт так много времени? Наши годы проходят. Жизнь чем дольше длится война, тем более невыносима", — признаётся Хельмут Грюндлин.
   Быть может, читая эти письма, кому-то становится жалко замерзающих и умирающих фашистов. Но зачем они пришли на чужую землю?
.

.

  • 1
А что они хотели?
Поделом!

Я не спорю.

  • 1